Азоры: последний резерв флоры в середине Атлантического океана

https://habr.com/post/435592/
  • Урбанизм
  • Экология



Долина внутри кратера вулкана, маленький «Затерянный мир», тёплый и надёжно защищённый от непогоды снаружи. Озеро так вообще +75 градусов Цельсия в некоторых местах.

Азорские острова — это архипелаг посреди Атлантического океана, примерно на полдороге между Европой и Америкой. Поскольку это единственные острова на многие километры вокруг, есть три классных спецэффекта:

  • Тут очень изолированный биом. Например, есть эндемичный азорский снегирь Pyrrhula murin (хотя тут вечное лето, даже на Новый год). Среди животных нет ничего ядовитого или иначе опасного для человека.
  • Очень высокая влажность из-за температурных инверсий и «шершавых» гор, останавливающих облака (как следствие — рай для флоры)
  • И тут очень важный перевалочный пункт как по дороге из Африки и Индии (вспоминаем времена Ост-Индской торговой кампании), так и начиная со Второй Мировой — база для дозаправки и встреч конвоев.

А ещё благодаря изолированности, отличному климату, вулканической почве с кучей удобрений, закрытым долинам кальдер (на месте старых кратеров) тут можно и нужно собирать растения, которые будут защищены от масштабных биологических катастроф континентов.

И ещё на островах очень, очень интересно. Сейчас расскажу.

Что это



Картинка из Википедии

Сами по себе Азоры — это верхушки гор Срединно-Атлантического хребта. Просто некоторые высунулись над водой, а некоторым не хватило буквально нескольких метров (подводная гора Ломоносова между Флоришем и центральной группой не дотянула 18 метров до поверхности). А хребет этот — место стыка африканской, евразийской и американской плит. Поэтому тут по геологическим меркам довольно бурно.

Под водой большое плато, по его краям офигенно глубоко — до 5 километров.

Острова очень молодые, они образовались «всего» 5-6 миллионов лет назад. И продолжают образовываться, кстати, вот недавно, 20 лет назад, Фаял немного прирос. Тут по последней переписи вулканов 1766 штук (большинство вторичные), из которых целых 9 действующих.


Маленький остров около Терсейры. Если присмотреться, то видно, что это был вулкан. После землетрясения его раскололо по хорде кратера, и внутрь залилась вода.


А вот другой, который не раскололо. Пока.

До прибытия людей тут был зелёный рай, почти все острова были покрыты лесами. Но португальцы очень любят дерево. Поэтому леса вырубили. Современные леса уже новые, и состоят уже не только из местных растений, поэтому не вечнозелёные (например, каштан до сих пор никак не может привыкнуть к тому, что зимы больше никогда не будет). Остатки старого леса строго охраняются как реликтовые зоны биорезерва Евросоюза.

Немного истории


Первыми на Азоры наткнулись португальцы. Дело в том, что в какой-то момент именно они оказались самой технологически-подкованной нацией в Европе (во многом благодаря реконкисте, то есть отвоеванию земель запада Европы у захвативших их арабов). Португальцы, похоже, не стали выкидывать технологическое наследие завоевателей, а внимательно всё изучили. В частности, математику и астрономию. А потом дядька Вашку да Гама (у нас он Васко да Гама) взял и открыл морской путь в Индию, чем принёс стране немало профита.


Можете показывать это фото детям как памятник деду Мазаю. Но на самом деле это Вашку. У него такое суровое лицо, потому что он похоронил на Азорах брата.

Тогда у Португалии не было особенно много ресурсов, и всё хорошее приходило в торговле с континента. А когда ты живёшь на Пиренейском полуострове, то у тебя где-то там позади сначала все страны Европы. То есть те же специи и шелка доходят подорожавшие в несколько раз. И очень долго. Концепция «обплыть всё это» рассматривалась, но первым смог вернуться именно Вашко. А путь он свой сделал через Азоры. Потому что ветры дуют не прямо около побережья Африки, а заносят в середину Атлантики. Поэтому тут много кто высаживался случайно (даже викинги, вроде бы), но встретить эти острова специально — сложнее.


Долина Семи городов. Её колонизировали выходцы из семи городов, соответственно.

Во времена Генриха Мореплавателя было много разных крутых экспедиций по морям, и португальцы раздвигали границы обитаемой вселенной. Капитан Диогу Сильвеш (скорее всего, это был он, либо Гонсало Велью) нашёл-таки острова в 1427 году и записал их точные координаты (насколько возможно без хронометров). А ещё он высадил на берег несколько коз и козла. И помахал им рукой с палубы. Козёл был особенно счастлив, потому что Азоры — это почти рай по количеству травы.



Где-то между этим событием и началом колонизации на Азоры пришёл ещё корабль. Они увидели, что козы живы, сожрали того самого сентиментального козла и написали докладную записку, что архипелаг пригоден для жизни.

Вообще, португальцы именно так проверяли острова: высаживали тестовых коз и потом проверяли через несколько лет, как они себя чувствуют.


Вот примерно так было (если предположить, что эту дорогу вытаптывали колонисты, но не так ровно)

В 1439 году прибыл первый колониальный флот. Поселенцы довольно быстро поняли, что ничего ядовитого на островах нет, а самый крупный зверь в лесу — ёжик. Который угрожающе сопит. И ещё местная чёрная крыса, которую чуть не вытеснила привезённая серая.

Колонисты сразу же начали разводить коров, овец, коз и лошадей, потом сажать фрукты и рыбачить. Забегая чуть вперёд — лучше всего тут прижились коровы, и поэтому удалось сохранить почти всю зелень острова.


И олени! Внезапно, их тоже кто-то завёз вместе с лошадьми и коровами.

Фермеры сразу начали ковырять землю, пытаясь что-то засеять. Получалось плохо, потому что попадалось невероятно много камней. Но фермеры — люди упёртые, поэтому они просто доставали камни и складывали из них методом тетриса стены.



Это теперь уже современные фермеры делают с бетоном. Слабаки. С бетоном каждый может. А тогда клали прямо фигуру к фигуре, и прямых линий у них не было. Так получились характерные разделённые поля. Они могут быть и довольно большими, и совсем маленькими, под виноград.

Это не разные поля разных людей, а просто границы между участками. Например, можно переводить коров из квадрата в квадрат, пока на других участках отрастает трава. Кстати, домики коровам не нужны. Тут круглый год тепло, поэтому спят они прямо на этих полях. И доят их прямо на этих полях. Правда, сейчас уже специальным доильным аппаратом.

А вот здесь рядом с кукурузой засадили бананы:



Но бананы не любят ветер, поэтому их окружают обычно каким-либо более высоким биотехом Средневековья, через который не могут пробраться соседские мальчишки и коровы. На островах, где камня меньше, разные кустарники (вплоть до алоэ) используются для разграничивания полей.

Столицей португальцы выбрали Ангру (её назовут так позже), город у подножия горы Бразил, на деле — потухшего вулкана. Залив за вулканом был защищён от трёх самых частых ветров, а португальцы ещё насыпали волнолом и защитились от редких ветров с четвёртой стороны.

И построили крепость Ангры, которая отлично простреливала всю бухту. Сейчас в этом старинном замке сделали отель, прямо в стенах. Номера обшиты деревом, и есть система отопления на базе вентиляции (это чертовски важно, потому что центрального отопления тут в принципе нигде нет, а в замке холодно).



Потом, существенно позже, остров захватили испанцы. Не с первого, кстати раза, потому что до этого пробовали высадиться подальше по берегу, но фермеры придумали крутейший лайфхак: взяли весь крупный рогатый скот, отвели в гору, потом разогнали и выпустили на испанцев. Вроде как, даже привязали к животным что-то горящее. В общем, да, биотехнологии тут использовали творчески и с огоньком.



Испанцы взяли и окружили крепостью почти всю гору Бразил. Потому что тот старый замок оказался не в состоянии правильно защитить Ангру. Потратили кучу ресурсов, построили это всё, снабдили пушками — и пали перед португальцами, которые отобрали остров обратно.


Замок-форт португальцев — это вот то маленькое тёмное пятнышко справа-сверху.

Сейчас в испанской крепости военная часть. Вроде как, старейшая военная часть в мире, которая работает без перерыва. Примерно 500 лет.

Что интересно, третий остров назвали сначала Бразилия. Но колонисты не страдали богатой фантазией и поэтическим мышлением, поэтому им было сложно выговаривать. Поэтому остров так и назвался — Третий. С тех пор он и есть Терсейра. А Бразилией потом назвали другое место.


Многоуровневый город Ангра-ду-Эроижму — или просто Ангра — основана в 1478 году. До этого тут были деревушки. Первые дома построили слишком далеко от океана, потом начали строиться прямо от причалов. Когда цунами прошёлся по городу (это тот самый, который вместе с землетрясением сократил численность населения Лиссабона на треть) — снесло каменные арки ворот в город и муниципалитет.

Особенности биома


Сюда приходит Гольфстрим, поэтому температура океана от 16 до 25 градусов Цельсия в зависимости от сезона. В одном месте бывает +55, но это уникальная лагуна.


Собственно, эндемичный снегирь.

Самым выгодным вариантом сельского хозяйства оказалось разведение коров. Коровы выгодно отличаются от коз и овец тем, что не превращают пастбища в пустыню. Но всё равно из-за сельского хозяйства основательно так подкосили леса с одной стороны — и завезли много инвазивных видов с другой.

Например, тут есть целые леса японского кедра (вообще-то, он не кедр, а криптомерия, и китайское название Шань или японское Суги очень точно описывают дерево. Очень точно — потому что это одна и та же пара иероглифов, 杉). UPD: pakager поправляет, что это один иероглиф и два радикала.


Из него получается отличная ветрозащита полей. Но его тут любят за особое сопротивление влаге. Он очень быстро стал ящиками для экспорта апельсинов, рыболовными лодками, ящиками под ананасы и мебелью.

Есть «имбирная лилия» (Hedychium gardnerianum) — их тут больше, чем в Гималаях, откуда они родом:



Есть метросидерос из Новой Зеландии, он тут вообще офигенно себя чувствует. В Новой Зеландии он цветет летом, то есть ровно под новый год. Потому что весна в другом полушарии зимой. Там он вместо ёлки. А тут он вместо дерева.



Сюда прилетают птицы при перелётах (а некоторые гнездятся в лаве и высиживают птенцов). Для них это старейшая площадка отдыха при пересечении океана.

Вот до чего дорастает обычное алоэ в этом раю для флоры:


Ага, вот эти оранжевые метёлки — это цветы алоэ

А это Doryanthes excelsa из Австралии. Он реально excelsa, этот экземпляр метра на два с половиной поднялся:



Летучие мыши никого не боятся, поэтому летают днём и живут в дуплах примерно на высоте метра. А вот это вообще волшебная история:


На картинке никто иной как Ilex perado. У нас он называется остролистом. Потому что у него довольно здоровые острые шипы, которые он весело втыкает во всех, кто хочет сорвать плоды. Видите эти шипы? А их нет. Оказывается, они тут не особо нужны.


Пневматофоры, больше характерные для биомов типа мангрового леса


Если эта метёлка дорастёт до земли, то получится дополнительное дерево.


А это «наша» Ipomoea, вьюнок


Erica azorica, эндемик. Вот такая она на побережье. Но она вообще-то обычно выглядит почти как дерево.





А это мутафрукт из Фаллаута:


Сметанное яблоко, родственник черимойи, которую иногда можно встретить в продуктовых в Москве. Главное, не грызите её семечки, там нейротоксины. В наших продуктовых про это не предупреждают.

Удивительно, но при всём этом биоразнообразии почти всё смержилось без конфликтов. Почти — потому что есть кролики, японский жук и вот эти самые имбири-гедихиумы.

С кроликами эпизод вышел короткий, но яркий. Насмотревшись австралийских приключений с попытками извести сначала кроликов, а потом лис, которые начали жрать всё, включая заодно и кроликов, местных решили порешить проще. Просто перестрелять из ружей. В целом, даже по большей части получилось. Поголовье под контролем.

Вот, например, тут высаживают эндемики, а трубки нужны, чтобы их не сожрали пережившие Варфоломеевскую ночь кролики:



А японский жук (похоже, Popillia quadriguttata japonica, попал сюда с почвой или растениями) — просто в какой-то момент фермеры на одном из островов выходят и обмазывают всё вокруг средством от него. Предполагается, что если это повторять много лет подряд, то ему будет негде размножаться, и он подохнет. Говорят, если этого не делать, жук сожрёт тут всё подчистую.

Теперь имбирь, который родом из Гималаев. Проблема вот в чём: он, зараза, очень живучий. Почти как борщевик у нас. Просто вырвать недостаточно, надо выколупать весь корень. А его там довольно много. И ещё они быстро захватывают плацдарм. Карина Коста, биоинженер ковчега флоры долины Фурнаш показала мне дерево с Канар в садах Терра Ностры:



Видите, кто машет нам листами из кроны? Это долбанные гедихиумы растут на перегнивших листьях, застрявших в основаниях веток. Или вот, посмотрите на этот молодой побег, передающий нам привет:



А вот ещё дерево растёт прямо с ветки другого дерева:




А это лавровый лист. Не совсем обычный, это Laurus azorica, местный эндемик

Вроде как питтоспорум (которым поддерживают бананы) тоже грозит разбалансировать экосистему, но пока непонятно.

Ещё местные птицы вступили в конфликт с посевами. Они видят, как люди разбрасывают зерно при посеве, и приходят его жрать. Пока работает такой лайфхак: азорийцы убираются дома и находят видеокассету с Рембой. Можно с Терминатором, это ещё лучше. Достают плёнку и наматывают на палки. Плёнка шумит, и пока черноптицы боятся аналогового Шварценеггера, зерно быстро-быстро прорастает.

Климат постепенно меняется: раньше тут могли расти оливки, сейчас уже не могут, равно как яблони. Потому что им в цикле нужна зима, а её нет.


Видите, тут нет вишни и яблок. Они привозятся, и стоят дорого.

В общем, весело. И очень красиво.



Архипелаг снабжал апельсинами почти всю Европу в середине девятнадцатого века. При этом площадь островов всего 2,3 тысячи квадратных километра (это 2,6% территорий Португалии). Поэтому апельсинов росло много, и они были селекционными. А дальше мы видим типичный поворот отбора. Когда у вас много похожих апельсинов с похожим же генотипом, их легко может убить к чертям первая же эпидемия. Именно это и случилось: изменение погоды плюс что-то инфекционное (сейчас уже нет точных деталей, что именно, но, судя по обрывочным рассказам местных, это не привнесённая болезнь) убило нафиг все апельсины островов. Вообще все, под ноль. Ушло 15 лет на то, чтобы восстановиться, потому что апельсиновый сад начинает плодоносить в боевом режиме лет через 10 только. За это время экономика пережила пару трагедий: семьи, которые быстро начали выращивать ананасы в теплицах, резко выиграли. Потому что ананас зреет 2 года, а это меньше, чем 10.


Теплицы красят белым на лето и смывают краску на зиму.


Очень фактурный португалец, работник ананасовой плантации

Возможно, корпорация Терра Ностра примерно с тех пор испытывает некоторое уважение к биологии. И, по крайней мере, восстановила коллекцию растений в долине Фурнаша.


Огнедерево, вот эти ягоды красные


Акация живет прямо на геотермальном источнике


Бромелиевые страдают от дождя, поэтому им сделали отдельную стену и насыпали дренаж.

Что удивительно, ни на одном острове меня не клали мордой в пол при виде грязных ботинок и даже не обыскивали с ног до головы на предмет того, а не привёз ли я какой-нибудь новой экзогенной фигни. Что после той же Австралии немного странно. Ещё хорошие барьеры биобезопасности в Новой Зеландии, там просто отмывают всё похожее на пыль и землю. За ваш счёт.

Кстати, на Азорах есть зоны для шашлыков в лесах. Но в каждой из них работает специальный человек от муниципалитета, который бдит. Потому что уже горели большие массивы на Сан-Мигеле в прошлые годы. Несмотря на дикую влажность.

Или вот прекрасная деталь. Старый аэропорт используется как экспериментальный центр садоводства — пробуют разную траву для коров. Называют это «Aircow» — потому что там ещё есть маленький самолёт типа кукурузника, и прежде чем он сядет, надо убрать всех коров с поля.

Слайды


Сейчас один из основных видов бизнеса островов — туризм. Направление очень сильно растёт. Летом от туристов не протолкнуться, а вот зимой почти никого нет. Зато есть туманы и дожди, которые почему-то любят только японцы, но японцы сюда добираются редко.

В общем, смотрите, что можно увидеть:


Фурнаш


Вид изнутри кратера вулкана. Чем ниже спускаетесь, тем веселее и старше флора вокруг.



А вот внизу накапало


Роща кривых деревьев на горе Бразил. Кстати, этот же ветер не даёт закрепиться насекомым, поэтому тут нет ничего неприятного, характерного для богатых растительностью биомов субтропиков.


Чай начали выращивать по китайской технологии. Есть участок острова на севере Сан-Мигеля, там идеальная погода и нет вредителей, не нужны удобрения, потому что вулканическая почва богата минералами.


Чем-то похоже на нашу среднюю полосу, но чем — обосновать не могу.


Озёра Синее и Зелёное. Мелкое зелёное, в нём отражаются только деревья со склоном. Крупное синее, в нём отражается небо. Как-то после пары толчков озёра накопили больше воды, чем обычно, и перемычка разрушилась. Поэтому построили мост.


Вот


Немногочисленные промышленные объекты разрисовываются смелыми граффити, чтобы хоть как-то исправить ситуацию.


Смешение архитектуры трёх народов и эпох. Это в Ангре, тут больше португальского, поэтому двери как в Хоббитоне и мансарды.


Телефон на остановке


Марина. Обратите внимание на пляж. На нём песок. Это редкость.


Песок берегут. Вот эти заграждения с палками нужны, чтобы песок не сдуло в море. К концу зимы весь песок будет горкой на вот этой стороне пляжа (эти штуки около метра изначально), и его разнесут обратно.


Мяса в местной кухне очень много. Логическое следствие особенностей сельского хозяйства. Это вот мясо, которое запекается в горшке, получается сверху жареным, снизу варёным.


А вот потенциальный обед. Поскольку у колонистов было не очень много развлечений, тут образовалась очень своеобразная коррида. Быка привязывали к столбу, а затем надо было продержаться определённый срок в его радиусе, не выбегая. Бык при этом дико уставал, но не погибал. Колонист тоже. Но надо признать, раз в году быков всё же убивают на финале таких соревнований.


Видно зелёную энергетику (ветряк), пастбища и старый дом. Для генерации электричества используется геотермальная энергия, ветряки, батареи (частные). Иногда специально ковыряют дырки до тёплых слоёв и подают туда воду из озера, чтобы был пар.


Новый год своеобразен при +18.


Старые фермы прекрасны


Растения иногда разламывают дома. Чаще всего стены облупляются из-за влажности (поэтому важна хорошая краска), а потом туда лезет корень. Бетон вообще на ура разламывается местными лианами, а вот монолитный камень — далеко не быстро. Хотя тут есть сосна, которая уверенно ломает даже лаву.


Каждый остров имеет цвет-название. Например, Фаял — «Синий» из-за синих гортензий, Терсейра «Фиолетовая» из-за фиолетовых цветов растительности, Флориш «Зелёный» и так далее.

Инфраструктура



Типичное поселение

Оплата за электричество тут по счётчику, но есть минимальный тариф в районе 15 евро — его надо платить просто за линию к вашему участку. При этом правительство помогает тем, кто берёт солнечные панели, возвращая половину их стоимости в чём-то вроде налогового вычета (как у нас после покупки квартиры или дорогой операции). При этом скидывать электричество обратно в общую сеть нельзя.


Вот так монтируются коммуникации: влажно, но нужно же городу их обслуживать.


Но бывает и так. Это Азоры, тут встречается вообще всё!

Центрального отопления нет. Зимой люди ходят в куртках на случай дождя и просто, чтобы не мёрзнуть. В ресторанах сидят в куртках. По домам ходят в свитерах. Самые прогрессивные ставят то, что они называют системами отопления — кондиционеры с подогревом. Правительство компенсирует и часть затрат на оборудование такого класса.


Вот что влажность делает с домами

За развитие островов предлагаются налоговые вычеты. Если вы делаете что-то общественно-полезное (например, восстанавливаете сыроварню или организуете что-то ещё странное, но полезное) — можно написать письмо в госорганы, и они подумают, а не дать ли вам немного денег назад.

Университетов на островах нет (UPD: один уже есть), но есть школы. Поэтому многие молодые люди учатся на «большой земле» и остаются там работать. Сейчас, вроде бы, начался тренд на покупку летних домиков на островах, потому что благодаря оптоволокну стало можно работать в ИТ-секторе удалённо. А страна с тёплой зимой очень востребована семейными айтишниками из северных стран.

Из соцгарантий — у островитянина всегда минимальная цена на билет между островами даже в высокий сезон при покупке даже за час до вылета. Есть ОМС, но без возможности выбора доктора: к кому отвезут, у того и лечитесь. На шести малых островах есть центры здоровья (вроде наших фельдшерских пунктов), на трёх больших — полноценные госпитали. Но даже в случае плотного кластера Фаял-Пико-Жорже можно добраться до госпиталя за полдня на пароме и машине, поэтому в ОМС ещё входит перевозка вертолётом до больницы. Есть и платная медицина, конечно.


Медцентр


Экспресс-аптека, такие же есть на улицах


Сбор мусора: электронику сюда, отдельно пластик, бумагу, стекло, остальное. Отработанное масло (после жарки, например) надо сливать в специальный бак отдельно.

В 1995 году Азоры получили премию Евросоюза за защиту природы и экотуризм. Им, кстати, дают на экологию много денег от Юнеско, причём это проходит мимо бюджета Португалии и идёт прямо на Азоры. Зато в прибрежных водах теперь ловят рыбу все подряд, а не только местные рыбаки.

У дорожной службы есть очень плотные SLA на устранение проблем, мешающих проезду. От сообщения вроде «тут опять камень с горы вывалился» до приезда бригады проходит около 40 минут, дальше ещё минут 10-15 — и дорога свободна и отремонтирована по-быстрому, чтобы все могли проехать.


Снято на Сан-Мигеле

Острова не очень большие, но все ездят на машинах. Фаял так вообще как-то брал рекорд по количеству машин на человека населения. Местный товарищ рассказал вот такую познавательную историю:
— Мы сейчас на Терсейре. Тут 15 минут — и ты в любом месте острова. У меня есть друг с Грациозы, там 4 минуты на любое место надо, и здесь он просто дико бесился, когда надо было неделю ездить в другой город. А мой брат в Бостоне, у него уходит час на то, чтобы добраться до офиса… Я считаю, так жить нельзя. Но это как посмотреть.
В общем, если вы хотите посмотреть на совершенно сумасшедшую смену микроклиматов (прошёл 20 метров — потеплело на 5 градусов), потащиться от меняющейся постоянно погоды, почувствовать на лице ветер, который гнёт деревья, и просто оказаться на настоящем празднике флоры — теперь вы знаете, куда ехать. Бонус в том, что это ещё и дёшево (если не считать билетов на самолёт). Потому что Португалия и так не самая богатая страна Европы: как они говорят, коррупции нет, потому что воровать нечего. Так вот, на островах цены ещё ниже и почти не кусаются. В сравнении с другими странами Европы, конечно.

Ну а я до сих пор под впечатлением, насколько безумно красиво можно вписать города в просто взрывающийся зеленью мир.
Ещё не оценен

Последние записи

Архив

2019
2018
2017
2016
2015
2014

Категории

Авторы

Ленты

RSS / Atom